Мероприятия

15 февраля 2017

Методологический семинар

Неглинская М.А. Архитектурно-планировочные принципы в структуре современных мировых столиц (Тезисы) 

  1. В докладе сопоставлены градостроительные принципы ряда современных столиц, сохранивших исторический ансамбль в центре города. Тема монографического исследования обусловила особый интерес докладчика к сравнению композиции Пекина, с одной стороны, и «эталонных» европейских столиц – Лондона и Парижа, с другой стороны, поскольку тот их облик, который мы видим сегодня, во многом есть следствие модификаций времени расцвета шинуазри и эклектики XVIII– XIX вв.
  2. Важным общим принципом в структуре столиц представляется чередование ансамблей с регулярной планировкой (зданий, улиц и площадей) и парковых зон, в том числе парков свободной планировки, вошедших в городскую черту в течение XIX – XX вв.
  3. Регулярность исторического ансамбля Пекина, ставшая следствием сохранения до начала ХХ в. государственного ритуала и связанного с ним архитектурного канона, имеет специфические мотивировки. Ими обусловлено отличие китайского типа упорядоченности от регулярности западных столиц, отражающих античную греко-римскую модель, возрожденную в период расцвета классицизма и нео-стилей.
  4. При всех онтологических расхождениях двух моделей результат их трансформаций в современном градостроительстве обладает определенным сходством.

 

1 февраля 2017

Методологический семинар

Куценков П.А. Новый тип этнографических источников по истории Тропической Африки (Тезисы)

  1. Этнографические источники по истории Африки до самого последнего времени были доступны только в изложении европейцев. Нередко их аутентичность вызывает большие сомнения (Гриоль и его школа). В особенности это касается догонов, чья история и этнография стали жертвой мифологизации (одно из lieux de mémoire французского постколониального сознания): французский турист за свои деньги желает получить резервацию, где добрые пейзане-догоны развлекают его танцами в масках и снабжают его только теми скульптурами и рельефами, что были описаны в сочинениях Жана Лода, Марселя Гриоля и Жермен Дитерлен. Всё, что не соответствует такой картине африканской культуры, отвергается и объявляется неаутентичным.
  2. Опубликованные в "Истории Африки" (История Африки: люди и судьбы: сборник документов и материалов. – Ярославль: Филигрань, 2016. С. 99-110) документы составлены самими догонами и полностью лишены каких-либо дополнений и интерпретаций. Появление подобных источников стало возможным с распространением среди догонов начального, среднего и высшего образования, и имеет огромное значение для изучения истории и этнографии Африки: взгляд "со стороны", часто не различающий отдельные детали и факты, дополняется "взглядом изнутри", напротив, нередко не способным разглядеть за множеством деталей общую картину.

9 ноября 2016 г.

Круглый стол «Политика и культура»

Модератор – д.ф.н., гл. н.с., проф. Прожогина Светлана Викторовна

9 ноября 2016 г. состоялся уже не первый за последние годы «Круглый стол» в Отделе сравнительного культуроведения на тему «Политика и культура». Тема, заявленная для обмена мнениями, была чрезвычайно актуальной и в то же время богатой историческими параллелями, типологически сходными примерами и типологическими различиями в разных регионах Востока и Африки. Обширный спектр взаимодействия культуры и политики от глубокой древности до современности привлек большое число участников «Круглого стола» из разных отделов и центров Института востоковедения РАН (ЮВА, Ближний Восток, Японские исследования, Литературы стран зарубежного Востока и Северной Африки, Израиля и др.), а также из других академических институтов и научно-педагогических университетов (Институт Африки РАН, Институт мировой литературы РАН, РУДН, Юридическая академия им. Кутафина, ИСАА при МГУ, МГИМО и др.). Не удивительно, что резонанс был немалый и почти три десятка поданных для обсуждения тезисов известных российских ученых содержали поразительные по глубине проводимых ими исследований наблюдения над многочисленными формами взаимодействия, взаимоотталкивания и парадоксального сосуществования разнонаправленных тенденций, свойств двух важнейших составляющих мировой цивилизации концептов – политики и культуры.

От Мадагаскара до Японии, от Ливана до Пакистана, от Северной Африки до Вьетнама, от Израиля до Нигерии, от Мали до Китая – таков был спектр охваченных регионов, а в них – обширный круг волнующих ученых проблем взаимодействия политики и культуры. Нельзя особо не отметить размышления «зачинщика» темы «Круглого стола» доктора культурологии П. Куценкова о роли традиционной культуры и современной политики Мали, где обычное уже для страны доминирование одной этноконфессиональной группы (племени кейта) не приводит к столкновению и нарушению основ общественного порядка при инкорпорировании в систему общественных отношений иноплеменников. Чего нельзя не сказать о случившемся в 70–80-е годы ХХ века геноцидах и гражданских войнах в Руанде и Нигерии, где последствия уничтожения «чужих» племен, хотя и исторически проживавших на данных территориях, привели к серьезным разломам в культуре и обществе, с трудом налаживаемых в сегодняшние дни (тезисы д.ф.н. Н. Ляховской и к.ф.н. Н. Ильиной).

О плодотворных связях «открытых дверей» для политических и культурных контактов Древней Руси и Византии на примере Киево-Печерского монастыря с Константинополем детально рассказала д. искусств. О. Этингоф, найдя отклик в, казалось бы, далеком от этой эпохи современном Мадагаскаре, где политика открытости Западу при сохранении основ традиционной культуры и внутренней задачи «собирания земель» оказывается плодотворной и после завоевания независимости и освобождения малагасийцев от французского колониализма (тезисы к.философ.н. А.Мосейко).

В выступлениях «блока» японистов прозвучали те же интонации благотворного использования технических достижений западноевропейского прогресса и образования при сохранении основных культурных ценностей и духовного мира Японии в эпоху Мэйдзи (д.филос.н. Е. Скворцова, к.и.н. Д. Милеев). А в сообщении д.и.н. Е. Катасоновой была подчеркнута мысль о позитивной роли в современную эпоху «мягкой силы» самой Японии в качестве мощного инструмента международного влияния, воздействия на мир с помощью гуманитарно-культурной деятельности. Выступление чл.-корр. РАН В. Алпатова было посвящено многообразной роли английского языка в современной японской культуре и его благотворной адаптации в японской науке.

Китайский аспект взаимодействия политики и культуры был затронут в сообщении к.и.н. Р. Зиганшина о влиянии школы военной философии БИНЦЗЯ на политическую культуру Китая, а в выступлении д.искусств. н. М. Неглинской о позднем цинском стиле столичной архитектуры и о политических устремлениях династии прозвучала мысль, подтверждающая неоднократно существовавшую в мировой истории зависимость культурного стиля эпохи (искусства, архитектуры, литературы, музыки) от политических интенций государственной власти.

В регионах Ближнего Востока, в частности в Египте, сегодня бурно обсуждаются вопросы, связанные с местом христианской церкви в государстве, и на примере культурного анклава коптской церкви к.и.н. Е. Кривец показала трудности сосуществования современной политики и духовной культуры этноконфессиональных меньшинств в условиях внутреннего и внешнего влияния исламского мира.

В Ливанском же регионе, наоборот, деятели культуры, как показала в своем выступлении д.ф.н. М. Николаева, стремятся к духовно-культурному синтезу Востока и Запада, чем обеспечили себе понимание и у себя на родине, и за ее рубежами, особенно в Европе и Америке, обеспечив себе статус посланцев традиций и своей родины, и представителей тех, кто благотворно освоил духовные ценности прогресса и гуманизма других народов.

Столь же убедительно прозвучало сообщение к.ф.н. Н. Гаврюшиной о связующей роли в современных условиях Индии языка хинди (что в былые времена было немалой прерогативой английского языка в колониальный и постколониальный период) для объединения разных этноконфессиональных культур в единое национальное индийское присутствие в мировой современной цивилизации. При этом Индия не замыкается только на внутренних культурных контактах, а наоборот, в своей внешней политике она открыта Западу и взаимодействию с внешним миром.

О сегодняшних проблемах глобализации и превращении крупных диаспоральных образований (еврейских и арабо-берберских) в Европе и других частях света в транснациональные сообщества, характеризующиеся тенденциями культурного врастания в почву принимающего общества и изменением вектора эмиграции на «невозврат» на историческую родину говорили д.и.н. Е. Штейн и д.ф.н. С. Прожогина. В то же время они отмечали рост политических тенденций национализма в Европе и Америке, а также проявления взлета этнокультурных настроений в диаспоральных гетто на «воспроизводство различий» и подчеркивание своей особости и разности с доминантной культурой и религией принимающего общества.

В несколько другом ключе тему этнокультурного плюрализма современного мира завершила в своем выступлении о Ближнем Востоке к.и.н. Е. Усова, подчеркнув необходимость признания плюралистического характера региона, где есть место разным культурам и конфессиям и не должно быть места насилию.

Особенность политики глобализации, локализуясь в других регионах, дает немаловажное наблюдение над изменением характера общей стилистики культуры, которое, в частности, во Вьетнаме, по свидетельству к.и.н. А. Соколова, способствовало взлету массовой продукции (литературы, кинематографа и т.д.), придав, с одной стороны, демократический характер культурным изменениям в стране, а с другой – несколько отстранив ее от собственных традиционных ценностей.

Немалый интерес вызвало у собравшихся за «Круглым столом» сообщение зав. кафедрой ЮВА ИСАА к.и.н. Е. Кукушкиной о том, как культурная политика в Малайзии не мешает проявлениям любых попыток социального критицизма в литературе и практически цензурирует все, что так или иначе заостряет внимание на религии, на роли исламских ценностей, назначении ислама для сегодняшнего развития страны.

Выступления к.и.н. Е. Фомичевой о Таиланде и к.и.н. Н. Замараевой о Пакистане содержали не только важные для научных исследований личные впечатления о странах, где традиционная политика всегда играла большую роль в культуре, в духовном преобразовании нации, но и глубоко аргументированное утверждение, что государства могут идти и по пути современного мирового цивилизационного развития в плане технического прогресса и приобщаться к мировой культуре с помощью собственных инструментов, отшлифованных веками традиционной культуры и духовных ценностей.

В заключение «Круглого стола», где было еще немало разных сообщений, подводя итоги, заведующий Отделом сравнительного культуроведения к.и.н. Ю. Любимов высказал мысль о том, что предложенная Отделом тема «Политика и культура» оказалась не только многообразной, с обширным спектром проблем, но и чрезвычайно плодотворной для дальнейших смежных и сравнительно типологических исследований и постановки актуальных гипотез и предложений.

Теоретически разработанная Ю. Любимовым программа «Круглого стола» только подтвердила эти тезисы.